сказки, аватар, филин, hyaenidae.narod.ru

9 сентября 33 года – отмена “анисказочной” кампании .

Девятого сентября 1933 года пришел конец “антисказочной” кампании.

До этого знаменательного момента, в постреволюционной стране был наложен строжайший запрет на вымысел, первыми идеологами которого были ведущие педагоги тех лет. Абсолютно на всех педологических конференциях того времени, выступавшие ораторы ожесточенно призывали развернуть крупномасштабную антисказочную кампанию, одна за другой тиражировались, печатались, распространялись разнообразные сборники, например, харьковское изобретение с гордым названием: «Мы против сказки», или забавный труд оренбургских педагогов, носивший название: «О вреде сказок».


Так при желании и возможности можно прочитать в двухтомной Педагогической энциклопедии датирующую себя 1928 годом следующие слова: «вопрос о сказке для ребенка-дошкольника является не только спорным вопросом, но имеющим тенденцию разрешиться в отрицательном смысле».


Вся эта война с вымыслом происходящая на фоне абсолютной тяги к самообману и безжалостному редактирования фактов в молодой советской империи была, без сомнения, смешной. Спустя несколько лет партия заметив абсурдность данных действий, одним указом поставила на место всех зарвавшихся педагогов. И в постановлении ЦК ВКП(б) от девятого сентября 1933 года, сказка была объявлена незаслуженно опороченной, её причислили к жанру, который был признан крайне необходимым для всей советской детской литературы.

жанру сказки 75 лет
сказки, аватар, филин, hyaenidae.narod.ru

Русская сказка про мальчика с лишним пальчиком.

или Сказка про мальчика с лишней парой пальчиков.


Живали бывали мужичок Василий и жена его Елена. Жили они на Руси, были русскими значит. Вот довелось как-то Елене родить. Народился у нее мальчик – всем хорош и пригож, да вот только был у него невиданный доселе всему честному русскому народу дефект. Было у этого мальчика, а назвали его супруги при рождении - Иваном, на каждой руке по лишнему пальчику, по шесть пальцев на каждой руке значит. В остальном он ничем от других детей и не отличался. Жили они так жили, пока не затужили.
Прознал про это диво народ русский – стал ходить: слухи распускать, на мальчика с парой шестых пальчиков пальцами показывать, смеяться над ним, веселиться, детишки малые камушками в него кидали, старшие шестым русским чудом называли. Смеялись все над ним, издевались. Старики говаривали, что даже сказки про чудо этакое не сказывал доселе народ русский.
Долго ли коротко ли он так жил, счастья не знал, слезами горькими по ночам подушку заливал, девушки его шибко не любили, честной народ тоже доброе слово о нем не молвил.
Работал наш Иван – мальчик шестой лишний пальчик дворником. Летом в посаде подметал, зимой лопатой снежок убирал.
Довелось в то время богатому иноземному купцу – Вили Бейтси, быть зимой в тех русских краях с друзьями на отдыхе. Весело проводили они время: на лыжах с горы катались, зверей лесных и животных охотой ловили, по вечерам на пляски ходили, девушек русских смущали.
И вот как то утром Вили Бейтси не повезло: засадил наш иноземный купец глубоко себе в палец занозу еловую. Правда, врачи знатные да слишком мудреные, быстро ее вытащить успели, палец обмыли, руку бинтом шелковым замотали и дали указ – руку не мочить, по возможности ею не шевелить и не трогать категорически.
Вили Бейтси был мудрым, и решил он - что с одной рукой на лыжах не раскатаешься - в каждой руке по палке должно быть. Вот и остался он один на целый день в горнице. Ходил, бродил, думал… заскучал он вскоре. И решил написать письмо электронное своему давнему приятелю, тоже иноземному богатому купцу. А как писать и не знает. Одной рукой не привычно было ему на клавиатуре набирать, да и лень. Вот и стал он размышлять, что же ему делать, как быть. Взглянул он в окно и увидел там: нашего уборщика Ивана. Знал Вили уже по слухам, что диво это местное, решил тоже потешиться – грусть-печаль разогнать.
- Эй Ваня – крикнул он. - Подь сюды!
Иван труды свои отложил, лопату побросал, бегом в горницу к богачу Вили Бейтси прискакал.
- Шо изволите, Ваше превосходительство? – промолвил Иван, чуть ступив за порог палат белокаменных.
Глаголил Вили:
- Мальчик – лишний шестой пальчик, сделай мне одолжение за гривник рубликов. Напечатай за меня письмо, моему другу купцу – отцу великой и прекрасной Палметты. Я те надиктую, ты смотри не ошибайся, поскорее за мной поспевай, ошибок в тексте избегать старайся.
Отвечал мальчик - лишний шестой пальчик:
- Ну за рубь я хоть пять писем Вам’с напишу, только налей мне полон стакан анисовки авансом, да закурить дай!
Вили Бейтси желание Ивана исполнил, да и Иван слово своё сдержал честно.
Подивился великий купец и торговец шустроте мальчика – шестого лишнего пальчика – как ловко тот письмо ему напечатал. И сказал Вили:
- Да Ванька! Весь мир объездил я вдоль и поперек, а таких шустрых печатников не встречал. Видно палец твой шестой и лишний на каждой руке шибко сильно тебе помогает. Иди ко мне в службу. Дам тебе мешок злата и два мешка серебра, а также отдам за тебя прекрасную красавицу Палметту – дочь друга моего сердечного замуж тебе в придачу.
Иван вмиг согласился:
- Да говорит мой господин! Считай я у тебя уже служу. Дай только с матерью Еленой и отцом Василием прощусь. И я весь твой, до последнего дня моего – верой и правдой служить тебе буду.
Отвечал ему великий Вили Бейтси:
- Бери сородичей своих, отца Васю с женой его – матерью твоею, с собой. Поедут с нами в заграницу, жить при тебе и твоей жене красавице - Палметте будут, за детишками вашими приглядывать, сказки читать им русские вечерами долгими, чтобы ты мальчик – шестой лишний пальчик от службы-работы на детей своих не отвлекался.
Вот приехали они в заграницу. Свадьбу сыграли. Зажили себе весело, богато, счастливо. Всем бы так жить.
Февраль 2008 год. Толстиков М.В. for http://hyaenidae.narod.ru
сказки, аватар, филин, hyaenidae.narod.ru

Присказка

Раз уж я здесь являюсь совой – мудрой птицей, а не животным каким: лисой, медведем или волком… то и начну я своё повествование, как и полагается с присказки. Ведь не имея присказки сказка – что без петрушки редька.
Начинается наша сказка, начинается рассказка – сказка русская, добрая, чтиво длинное - не измеримое. Начинается присказка, начинается не от лисы – лисички, не от медведя малютки, не от кощеева слова, не от детского смеху.
Что за диво! Вижу я на море, на океяне, на острове Буяне древо старое стоит – желудями шелестит. Вдоль по древу ходит кот, и зовут кота Баюн: вверх идет он – пукать хочет, быстро вниз его мы скинем - чтобы пукать не хотел, а нам сказку рассказал.
Жили были тут лягушки, все с прыщами на макушке. Жил был здеся старый волк – зуб сломал и в саван слёг.
Сидели в шкафе башмаки – каблуки высокие, сидели в тумбочке сапожки с запахом от грязной мужской (или женской) ножки.
Стоял у кровати точеный, весь золоченый, на этом точёном, всём золочёном – что-то блестело, но в кровать не хотело.
Летела я сова – уж очень веселая моя голова. Вот я летала, летала, где и от кого только не залетала. Прилетела и села – по сторонам посмотрела, посидела, чуть-чуть похудела и снова полетела; опять я летала, летала, где и от кого только не залетала. Прилетела и села – по сторонам посмотрела, посидела, чуть-чуть похудела и снова полетела…
Очень далеко от сюда – даже не видать в очки, только слушать можно стоя или сидя на коленях перед нашим старым ухом.

В незнаком сове царстве, в не – российском государстве снега не было давно, но это горе не одно. Был великий царь – Иван, всех он битой бил за брань. И жил наш Ваня на царстве, как шляпа на еже.
И были в той стране далекой, иноземной, волшебной – реки из молока не портящегося, не киснущего, а берега там были все цельные и кисельные, а по полям в верхах кружили курочки, во всех кидали они свои окорочка без разбора.
Однажды сова была приглашена свидетелем на свадьбу мухи и комара. Комар был смел, но тощь и неухожен. Муха же была напротив, труслива и любила она покушать всё, что пахло сильно, и от этого была полна и дородна – как медведь перед спячкой. Родились у них детки, но были запрещены законом о клонировании и заморожены тотчас Морозом Ивановичем и сыном его приемным, очень богатым царем зимы и холодов - по имени Морозко.
Это еще не вся народная русская сказка, а лишь присказка, сказка вся впереди – на коне и со знаменем будет. А позади будут бежать лиса – красавица лисичка, серый волк на Иване-царевиче и колобок в бескозырке на зайце злобовредной породы с детьми его - такими же зайцами.